Интервью с Мариной Шаплыко: о семье, музыке и профессии

«Музыканта никто лучше не поймет, чем музыкант»

 

Марина Шаплыко — пианистка и педагог, организовавшая вместе с супругом Артемом Шаплыко первую частную музыкальную школу АртГранд. Мы поговорили с этой хрупкой девушкой о музыке, занятости, школе и о том, сложно ли быть все время вместе в профессии — и на работе, и дома.

 

Как вы делите обязанности в вашей школе АртГранд с супругом?

— В силу того что мы оба музыканты, у нас нет такого четкого разграничения обязанностей, когда кто-то профессионально занимается, например, промоушеном, а кто-то, скажем, кадровыми вопросами. Хотя на сегодняшний день у меня больше педагогической работы. Артем, наоборот, уменьшил количество часов преподавания, потому что появляется все больше бумажных дел, приходится постоянно заниматься документацией. Что касается творческих проектов школы, отчетных и других концертов, которые мы периодически проводим, мы придумываем и готовим их все вместе — с нашими педагогами и учениками. Я занимаюсь только школой, Артем является также артистом Белорусской государственной филармонии.

 

Вы и ваш супруг — пианисты, вы вместе учились? Как появилась мысль  открыть свое дело?

—  Я училась в Витебском музыкальном училище, была одной из лучших на курсе, а затем приехала поступать в Минск. Мы познакомились с Артемом в консерватории, сначала дружили, а после четвертого курса поженились. Семь лет назад получили дипломы. По окончании консерватории занимались репетиторством, в педагогику вкладывали много сил и времени. Потом нам подсказали, что нужно делать, чтобы открыть частную школу. Мы выполнили все необходимые шаги и, наконец, зарегистрировали нашу школу. В октябре музыкальной школе АртГранд исполняется 4 года.

Поначалу мы работали вдвоем, конечно, было страшно и непонятно, как проект будет развиваться дальше. Да и ребенок был маленьким. Но все время находились люди, которые могли чем-то помочь, что-то подсказать. Спасибо им всем! Слово «бизнес» для музыкантов вообще звучит пугающе. Мы вынуждены были научиться разбираться во многих юридических, экономических и других моментах. Артем недавно окончил курсы для руководителей.

Сегодня, исходя из полученного, наработанного опыта, понимаешь, что ты уже можешь разобраться в различных моментах в плане бизнеса и даже что-то посоветовать другим.

Интервью Марины Шаплыко - Энциклопедия АртГранд

Насколько легко или трудно быть вместе в профессии?

— Я рада что мы с мужем работаем в одной сфере, занимаемся общим делом и все делаем вместе. Другие увиделись утром, разъехались по своим делам, а вечером встретились. Мне это сложно представить. Это здорово, когда есть полное взаимопонимание и не нужно объяснять какие-то моменты друг другу. Музыканта никто лучше не поймет, чем музыкант. Мы все знаем друг о друге, потому что постоянно обсуждаем работу, проекты, планы, делаем одно дело.

 

Много ли у вас учеников?

— У каждого педагога нашей школы есть свой класс, состоящий из учеников, с которыми преподаватель занимается индивидуально. Это и взрослые, и дети. У нас, практически, нет такого разграничения, когда один педагог работает только детьми, а другой — только со взрослыми. У меня в классе пятнадцать учеников, но, так как у нас с Артемом есть административные обязанности, наша загруженность уроками меньше, нежели у других педагогов.

Интервью Марины Шаплыко - Энциклопедия АртГранд

С кем вам проще заниматься — с детьми или взрослыми?

Раньше я думала, что буду работать только со взрослыми, а дети не моя стихия. Но появился педагогический опыт, и сейчас я прекрасно нахожу контакт со всеми. Наверное, имеет значение и то, что я сама стала мамой и есть опыт общения с собственным ребенком. Сейчас я уже понимаю, что я раньше делала не так, выстраивая общение с юными учениками.

Так как наша школа частная, я могу себе позволить не заставлять ребенка выполнить музыкальную задачу здесь и сейчас во что бы то ни стало, а пойти окружным путем, поиграть, предложить сделать что-то другое, чтобы постепенно настроить его. Тогда на следующее занятие он приходит с удовольствием и старается все-таки осилить, выполнить задание. Многие дети приходят к нам обучаться музыке «с нуля», родители целенаправленно приводят их к нам. А кто-то уже учится в музыкальной школе и берет у нас дополнительные уроки.

 

  С какого возраста вы принимаете детей в школу?

Лично у меня самый младший ученик начал заниматься с пяти лет, сейчас ему шесть. А вообще детей могут приводить к нам и с трех лет, есть несколько малышей даже до трех. С такими маленькими работает специальный педагог.  На начальном этапе обучения не идет речь об игре на каком-то инструменте, это просто занятия для общего музыкального развития, музыкальные игры, какие-то шумелки колокольчики, треугольнички. У одного из наших педагогов есть даже собственная разработанная методика, напечатанная и изданная.

 

Приобщаете ли сына к игре на фортепиано?

— У нас с Артемом часто спрашивают в шутку, играет ли наш пятилетний сын как Моцарт. Я отшучиваюсь, что сонаты пока не играет.  В его понимании, наверное,  фортепиано — это что-то само собой разумеющееся: дома стоит инструмент, на котором мама играет, папа играет, ну и я подойду…  Сын каждый день включает наш электронный инструмент и может подолгу что-то пробовать наигрывать. Он, конечно, знает ноты, мы с ним занимаемся, но, если честно, не регулярно. Я сторонник того, чтобы занятия музыкой постепенно вошли в его жизнь. Заставлять его я точно не буду. Он, конечно, будет играть, но по своему желанию.

Интервью Марины Шаплыко - Энциклопедия АртГранд

  Занимаетесь ли вы сами на инструменте дома?

—  Как раз-таки дома на занятия музыкой почти не остается времени, я стараюсь находить время между уроками в школе, потому что хочется держать себя в форме, ведь музыкальные профессиональные навыки быстро уходят без практики.

 

Какие произведения предпочитают ваши взрослые ученики? Где находите ноты?

— По опыту знаю: все, кто приходит к нам, хочет играть что-то любимое — то, что нравится. Кто-то хочет выучить и исполнять популярную музыку, кто-то — «Турецкое рондо» Моцарта или «К Элизе» Бетховена. Что касается классической нотной литературы, у нас в школе довольно богатая библиотека. Мы приобретаем ноты в издательствах, приносим наши собственные ноты, в библиотеке есть и нотные альбомы, которые нам дарили в разное время. Также много ресурсов в интернете, на которых можно найти одно и то же произведение в десяти вариантах.

Интервью Марины Шаплыко - Энциклопедия АртГранд

Как вы изучаете с учениками произведения, которые вы сами не играли до этого, например популярные произведения?

Недавно одна девушка принесла Summertime Гершвина, чтобы выучить и играть для себя. Фортепианное переложение, серьезное, на семи страницах. Я сама это произведение никогда не исполняла, фортепианная редакция мне понравилась, и мы начали работать. Обычно педагог сидит рядом с учеником за фортепиано, объясняет, проговаривает, и сам тоже, если это новое для него произведение, запоминает и учит но глазами. В итоге я решила попробовать сама его исполнить, села за инструмент, поняла, что эти семь страниц у меня в голове уже есть, и сыграла. С такими взрослыми учениками, которые начинают обучение не с нуля, я таким образом изучаю, например, какое-то произведение Рахманинова, балладу Шопена или этюды, прелюдии, которые сама не играла, и это, на самом деле, эффективный способ.

В начале ХХ века знаменитый педагог Иосиф Гофман считал, что есть четыре способа выучивания произведений. Первый, самый простой когда ты играешь по нотам и с инструментом, запоминаешь ноты головой и руками. Второй когда играешь на инструменте, но без нот. Третий с нотами, но без инструмента, то есть заучиваешь глазами. Четвертый без нот и без инструмента, проигрываешь музыку в уме. У меня получается сейчас третий способ. Учеников я стараюсь научить запоминать не только руками, но и глазами. Потому что память рук может помочь, но может и подвести. Ты играешь, например, во время экзамена на сцене, и вдруг что-то происходит в зале любой щелчок, у кого-то зазвонил телефон, кто-то что-то уронил… Ты отвлекся, смотришь на руки и не понимаешь, что играть. Это значит, что эта часть пьесы была выучена только руками. Если бы этот момент был «проучен головой», ты бы остановился, но вспомнил ноты и пошел дальше.

Нас всегда учили, что ошибка — это провал, катастрофа. Сегодня мне кажется, что подход должен быть другим. В консерватории только на последних курсах я поняла, что надо выходить на сцену и получать удовольствие от того, что ты делаешь, а не бояться, что ты ошибешься. Поэтому мы и стараемся в школе организовывать отчетные концерты два раза в год, зимой и летом. Чтобы ученики, которые хотят выступить, могли бы выйти на сцену филармонии, сесть за инструмент и понять, что это им в кайф. Сыграть для себя в первую очередь. Я пытаюсь донести своим ученикам: выйди и в свое удовольствие сыграй, а если ошибешься, ничего не произойдет.

Интервью Марины Шаплыко - Энциклопедия АртГранд

Вы отдаете энергию или получаете во время концерта?

Это всеобъемлющий процесс. Ты выходишь на сцену с целью отдать, а когда выступил, получаешь энергию взамен. Поддержка зрителей очень важна. Во время пандемии Московская консерватория проводила ряд концертов онлайн. Многие музыканты потом писали, что это было психологически сложно: вроде бы ты понимаешь, что это прямой эфир, камеры снимают и люди по всеми миру смотрят, но энергетики зрительного зала не хватает.

Интервью Марины Шаплыко - Энциклопедия АртГранд

У вас большая занятость, а как вы отдыхаете от работы? Есть ли у вас хобби?

— Я бы определила нашу занятость, как такой образ жизни, в котором отсутствует понятие «свободное время». Если оно вдруг появляется — значит возникает возможность сделать что-то еще: позаниматься на инструменте, подготовиться к урокам, проверить какие-то дела. Наверное, такое отношение к распорядку дня присутствует с детства у всех музыкантов — всегда найдутся какие-то творческие дела, ведь совершенствоваться можно постоянно. Конечно же, если мне очень нужно будет, я смогу все отодвинуть и сделать себе выходной день. Но, по сути, мы работаем без выходных, потому что понимаем, что некоторым ученикам удобнее заниматься в субботу или воскресенье, так как в другой день они не могут, а иначе они к тебе вообще не придут. Это называется клиентоориентированность. Да и по большому счету, абсолютно привычно то, что все музыканты, артисты работают в субботу и воскресенье. Мы привыкли: пока учились в консерватории, необходимо было заниматься каждый день, иначе не было бы толку.

Что касается хобби, сейчас, в силу того, что последний год наш сын не ходит в детский сад по разным причинам, все мои хобби завязаны на теме детского развития. Бабушки и дедушки у нас не в Минске. Но мы с Артемом выстроили так график, что меняемся в течение дня, и это пока получается. Дома я провожу онлайн уроки, есть какая-то работа за компьютером, а потом еду в школу и веду обычные занятия. Получается такой нон-стоп. Но если бы не получалось, так вопрос не стоял бы. У нас есть няня, если очень нужно отлучиться. Ребенок периодически ездит в гости к бабушкам и дедушкам. Начинается теплый сезон, и мы все-таки надеемся в этом году находить время и выбираться с нашим сыном на велосипедные прогулки и на природу.

Интервью Марины Шаплыко - Энциклопедия АртГранд

Автор: АртГранд
Дата публикации: 06.05.2021

 

Хотите стать учеником Музыкальной школы АртГранд?

Чтобы начать обучение в Музыкальной школе АртГранд, пожалуйста, заполните форму обратной связи:



Выбираете подарок для близкого человека?

Подарочный сертификат на обучение в Estrada ArtGrand Music School – это подарок, который точно не залежится на полке: в частной музыкальной школе Артема Шаплыко ученики учатся с удовольствием и получают качественное музыкальное образование!

Подробнее по телефонам: +375 29 381 2237,  +375 29 781 2237

 

Ждем Вас по адресу: Минск, ул. Раковская, 16А